Туристы XVII и XVIII столетий. Каиова — памятник Стюарту

Рим, где каждый камень почти книга, каждая статуя — шедевр, каждая надпись — урок, каждый кабинет — академия.

Ричард Ласселс. Итальянский вояж, или Путешествие по всей Италии (1670)

В Риме проходит пресс-конференция. Ее дает принцесса, завершающая тур по Западной Европе. Анна испытывает недомогание и говорит негромко. Журналист спрашивает, какой из городов понравился ей больше других. На принцессе неброское дорогое платье, последний писк моды 1950-х годов. Оно получило одобрение в виде поднятых больших пальцев английской принцессы Маргариты. Анна начинает официальную речь. Она старается никого не обидеть, польстить всем принимавшим ее странам, но неожиданно красиво модулированный голос прерывается, и она умолкает. После мгновенного колебания принцесса произносит ясно и уверенно: «Рим... конечно же, Рим».

Фильм Уильяма Уайлера «Римские каникулы», вместе с награжденной «Оскаром» за роль принцессы Одри Хепберн и неотразимым (хотя и не получившим «Оскара») Грегори Пеком, стал одной из самых широко известных знаковых картин о Риме. В основе сюжета — изменения, с которыми столкнулась монархическая форма правления за последнее столетие. Изменения эти вызваны катаклизмами войны, революции либо вмешательством прессы. При этом заявленной теме как нельзя лучше подходит среда, в которой был снят фильм. В Риме всегда находилось место для беспризорных королей и королев. Принцессе Анне (Хепберн) удается вырваться из скованных условностями королевских будней. Она выбирается из посольства и на три дня окунается в кипящую римскую жизнь с мужественным американским корреспондентом, которого играет Грегори Пек. Тот жертвует выпавшим на его долю журналистским шансом и не передает в печать фотографии принцессы, принимающей участие в драке в ночном клубе: он щадит ее как юную и беззащитную женщину.

Фильм обрел невероятное количество поклонников, и легко понять почему. Рим снят в пик моды. Холостяцкую квартиру Пека на модной улице виа Маргутта, в доме номер 51а, можно легко посетить, поскольку сейчас там находится пиццерия (неплохая, хотя и дорогая). Все помнят сцену, в которой Анне, представившейся американской студенткой Смитти, делает стрижку влюбившийся в нее римский парикмахер. Новая прическа превращает ее в нежную, ослепительную красавицу. Анна и в самом деле неиспорченная, невинная девушка, какой кажется. Замечательно снят эпизод, когда Пек — не по сценарию — засовывает руку в пророческие «уста истины» и делает вид, будто борется с чудовищем, после чего вытаскивает пустой на вид рукав. Хепберн в искреннем ужасе, затем, сообразив, в чем дело, она с притворным гневом стучит кулачком в мужественную грудь партнера. Ох, эти молодые, прекрасные голливудские звезды! Да... и деньги тоже. Каким циничным ни стараюсь я показаться, фильм глубоко меня трогает, особенно потому, что авторы отказываются от обычного сказочного хэппи-энда. Принцесса превращается в зрелую женщину, способную принять свое высшее предназначение. Журналисты тоже в конце концов показаны людьми. Истории Грейс Келли и Дианы Спенсер закончились иначе.

Рим, город пап и мировая столица реакционной идеологии, столетиями принимал монархов. Многие правители приезжали в Священную Римскую империю для обряда коронации. Наполеон, вечный новатор, сумел внести в эти процедуры свежую струю. Пригласил папу Пия VII на парижскую церемонию в декабре 1804 года, но при этом не позволил Пию надеть на себя императорскую корону, а выхватил ее из рук папы и сам водрузил себе на голову. В IX—X столетиях Рим посетили англосаксонские короли, включая Альфреда Великого. В 1027 году Кнут Датский присутствовал как младший король на коронации императора Священной Римской империи. (Церемонию проводил Иоанн XIX (1024—1032), один из немногих светских людей, избранных папой. Его рукоположение в один день в сан дьякона, священника и епископа вызвало шок у современников.) Карл V Габсбургский посетил Рим после разграбления города в 1527 году, и Священную дорогу на лежащем в руинах римском Форуме подновили, чтобы король мог совершить традиционный триумфальный въезд на Капитолий. Вскоре после коронации 1953 года Елизавета II нанесла свой первый визит в Италию и приземлилась на аэродроме Чампино. В город ее повезли по древней Аппиевой дороге, а не по привычной и более ровной Аппиа Нуова, с тем чтобы королева увидела античные, а не современные руины.

Возможно, самые тщательные приготовления к встрече королевской особы устроили по распоряжению папы Александра VII для Кристины, бывшей королевы Швеции. Вся Священная коллегия поджидала ее возле дорожного столба с обозначением второй мили на Фламиниевой дороге, чтобы сопровождать отрекшуюся от престола и протестантизма монаршую особу к папе на пьяцца дель Пополо. Площади украсили и «омолодили», совсем как недавно, перед миллениумом, украсили павильонами, соорудили платформы для представителей разных королевских дворов.

С политической точки зрения обращение Кристины в римское католичество и решение поселиться в Риме было большим событием. Дочь Густава-Адольфа, короля Швеции и самого успешного протестантского военачальника Тридцатилетней войны, Кристина после безвременной гибели отца с раннего возраста управляла своей страной. О ее интеллектуальном потенциале свидетельствует интерес, с которым великий французский теолог и математик Рене Декарт относился к ее обучению. Твердо и уверенно правя страной, она много раз доказывала свои творческие способности и независимость суждений. Свободной Кристина была и в других отношениях (почти бисексуальна), ее двор в изгнании в палаццо Риарио (ныне палаццо Кореи-ни) как смущал, так и украшал папский город. Александр вынужден был поддерживать ее финансово и давать защиту, и Кристина становилась все большей обузой для его преемников. Интересующаяся всем — от науки (и даже алхимии) до искусства, Кристина привлекала к себе в салон широкий круг аристократов и священнослужителей.

Весьма своеобразной достопримечательностью, связанной с периодом ее жизни в Риме, являются каббалистические надписи, покрывающие крошечное газебо ее сада на вилле Паломбара, что на Аппиевом холме. Она верила в то, что эти не поддающиеся расшифровке слова содержат тайну омоложения и преобразования железа в золото. Надо сказать, они до сих пор ставят в тупик ученых. В палаццо Корсини сохранилась ее спальня, в остальных комнатах размещаются Национальная галерея античного искусства и Академия деи Линчеи. Спальня небольшая, ее стены покрыты ренессансными фресками, что придает помещению вид роскошной цыганской кибитки, величавой, но немного безвкусной. Отличное место для размещения огромной кровати, однако она, к сожалению, не сохранилась. Интерьер, похоже, отражал характер умершей здесь женщины, интеллект и смелость которой добавили вкуса эпохе раннего римского Просвещения.

Карта
rss
Карта