История Тибета с древнейших времен до наших дней стр.10

Древнюю тибетскую демонологию, которую пока трудно совместить с неолитическими стоянками Тибета, современный тибетский историк с Тайваня Даньчжу Аньбэнь связывает с названиями древних тибетских родов и племен, сменой их господства над предками древних тибетцев. Источник под названием «Пир мудрецов» называет десять таких периодов смены господства, десятым периодом было время, когда правителями бьши девять братьев, злых духов. Объектом их господства бьши восемнадцать племен Дундэ [Даньчжу Аньбэнь, 1998, с. 3]. Обезьяну и ведьму Лу из легенды о происхождении тибетского народа Даньчжу Аньбэнъ считает наименованиями двух мощных древнетибетских кланов, состоявших между собой в брачных отношениях. От этих двух кланов произошли другие 4 клана, соответственно 12, 25 и 40 малых владений. А после этого наступила эра господства цэнпо. Как полагает Даньчжу Аньбэнь, Тибет был заселен уже 50 тыс. лет назад и цяны, часть которых в V в. пришла на территорию Тибетского{19} нагорья, никак не могли быть предками тибетцев. Он идет дальше, и, по его заключению, не тибетцы произошли от цянов, а цяны произошли от тибетцев. Хотя древние насельники Тибетского плато могли и покидать его, все-таки в свете современных знаний происхождение цянов от предков тибетцев представляется маловероятным. Население Тибета возникло автохтонно, но никто не отрицает принадлежность тибетского языка к тибето-бирманской группе, входящей в более обширную семью языков синетических. К периоду развитого неолита предки многих тибето-бирманских по языковой принадлежности народов, известные как цяны (в данном случае мы исключаем насельников Тибетского нагорья, хотя, вероятно, и неоправданно), были южными и юго-восточными соседями предков китайцев, в частности иньцев. Зона контактов была обширной, об этом свидетельствуют иньские гадательные надписи, цянское происхождение известного в древней истории Китая клана Цзян, указания на возможное цянское происхождение чжоусцев. Цянское население в широком смысле этого слова опоясывало Тибетское нагорье с северо-запада, северо-востока и востока. Этот цянский «пояс» под давлением предков китайцев сжимался вследствие прямого военного нажима и ассимиляции. Цянский «пояс» мог принимать пришельцев из Тибета, но столь же допустимо, что часть цянов уходила на территорию Тибетского нагорья, смешиваясь там с местным населением, хотя в китайских письменных источниках это зафиксировано, и то не очень четко, лишь для конца IV - начала V в. н.э.

В целом же на рубеже I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. картина расселения народов в этой части Азии была такова: Маньчжурия-Монголия - народы алтайской языковой семьи, предки тюрков, монголов, тунгусо-манъчжуров; долины рек Вэй и Хуанхэ - предки китайцев, возможно до долины р. Янцзы. Долина р. Янцзы и области к югу от нее - предки вьетов и тайских народов. Тибетское нагорье и прилегающие к нему области - предки тибето-бирманских народов. По китайскому побережью Тихого океана - аустронезийцы, в западных районах пров. Ганьсу и на территории пров. Синь-цзян - индоевропейцы. Именно таким этот мир стал входить в начальную китайскую писаную историю.


⇐ вернуться к прочитанному | | перейти на следующую страницу ⇒

Карта
rss
Карта